623701 г. Березовский, ул. Гагарина, д. 7
Версия для незрячих

«Майский бунт»

01.05.2021 Просмотров: 1588

160 лет назад, в мае 1861 года вспыхнул «майский бунт» – восстание берёзовских рабочих. Недовольство рабочих было вызвано тем, что в изданном 8 марта 1861 г. царском Указе «Положение об освобождении горнозаводского населения от обязательных работ на казенных Уральских заводах», они не нашли обещанной воли. По этому Положению личную свободу получали только те, кто проработал на заводах не менее 20 лет, начиная с 18-летнего возраста. У кого срок службы был не менее 15 лет – получали свободу в 1862 г., все остальные – лишь в 1863 г. Люди были весьма недовольны этой отсрочкой, а особенно тем, что срок их службы исчислялся лишь с 18 лет.

Стали распространяться слухи, что им зачитали не царский указ, а бумагу, составленную заводчиками в своих интересах. Не верили рабочие, «чтобы царь-батюшка такую пакость написал». Мастеровые условились после пасхи, в понедельник 1 мая (13 мая по новому стилю) не выходить на работу, а собраться на заводской площади и потребовать от священников, отслужив молебен, зачитать «настоящий» манифест. Запевалами выступления рабочих на этот раз были Николай Трапезников и Мирон Мазеин.

О событиях этого дня екатеринбургский епископ Варлаам докладывал: «1-е число мая, в понедельник утром по окончанию праздника пасхи, мастеровые Березовского завода не пошли на казенную работу, толпами ходили по домам тамошних священников и настоятельно просили их отслужить на площади благодарственный молебен по поводу предоставления мастеровым свободы. Когда священник Левицкий стал отказываться от такой службы, мастеровой Андрей Евстеевич Абросимов ему заявил, что команда березовских мастеровых требует такого молебна и при отказе служить заставит это сделать. В это время призывно загудел церковный колокол. Звон не прекращался на протяжении получаса. На церковной площади собралось свыше 3000 мастеровых Березовского и Пышминского заводов... Без всякого благоговения вбегали толпами в церковь и даже во святой алтарь, вынесли иконы и заставили священников служить молебен». После отслужения молебна полагалось целовать крест, но раздались голоса: «Не ходить ко кресту, пусть зачитают указ!» Чтение Положения еще больше возмутило рабочих. «...Более двух часов мы находились в окружении разъяренной толпы и нам кричали, что если мы утаим манифест, то они с нами по своему расправятся», – сообщали позже священники. Прибывший на место управляющий Окладных подтвердил, что читанные документы «правильные», и порекомендовал избрать от рабочих делегацию и идти в Екатеринбург к горному начальнику Штейнману. В рапорте Штейнмана сообщается, что к нему явилось до 200 мастеровых. После обещания горного начальника ходатайствовать о дозволении им «работать по вольной плате» мастеровые разошлись. Но волнения продолжались еще 10 дней.

По распоряжению Штейнмана в Березовский завод были направлены дополнительные войска. Кроме имевшихся в заводе полутора рот линейного батальона направили роту 8-го батальона и 45 оренбургских казаков. Была создана следственная комиссия по разбору дела о волнении мастеровых. Ровно 2 месяца она вела следствие (с 8 мая по 8 июля), 33 рабочих были арестованы как зачинщики.

Два тома материалов следственной комиссии по этому делу хранятся в областном архиве Свердловской области. По этим документам видно, как мужественно держались арестованные. Они не признавали за собою никакой вины и никого не выдавали. В конце концов комиссия расписалась в своем бессилии, признавая, что... «несмотря на все принятые меры дознания, не удалось выявить, кто был зачинщиком этого волнения, даже не удалось узнать, кто звонил в колокол».

Хотя никакого веского обвинительного материала комиссия не собрала, но 8 июля, прекратив работу, она высказала свое мнение о наказании арестованных: Трапезникову – 200 ударов розгами и перевести на Нерчинские заводы, Семенову – 120 ударов, остальным – по 100 ударов каждому.

21 июля 1861 года в тюрьме скончался 23-летний руководитель волнений Николай Тарасович Трапезников. Эта весть всколыхнула березовских мастеровых. Они стали угрожать местному начальству и духовенству, что если немедленно не выпустят арестованных, они будут жестоко мстить за смерть товарища. Угроза подействовала. В июле-августе все арестованные были освобождены из тюрьмы. Выпущенные на поруки арестованные находились под следствием до 1865 г. Только 23 декабря 1865 г. поступило распоряжение о полном прекращении дела.

Для успокоения мастеровых Штейнман распорядился, чтобы им разрешали в праздничные дни работать по вольной плате, а за каждый золотник добытого золота платить полтора рубля. Кроме этого он разрешил мастеровым получать за работу, выполненную сверх казенного урока, такую же плату, как вольнонаемникам. Это были мизерные уступки, но в условиях тяжелого экономического положения временнообязанных мастеровых они имели определенное значение.

Источники:
Гусев Н. «Мой меч, ваша голова…» // Красное Знамя. – 1963. – 30 июля. – С. 2.
Захарова О. Майский бунт // Березовский рабочий. – 2001. – 15 мая. – С. 2.