Демо банннер 1920х80
623701 г. Березовский, ул. Гагарина, д. 7
Версия для незрячих

Воздушные создания

27 марта – Всемирный день театра. Театр – нечто волшебное, красивое и необычное. Особенность любого театрального действия – его неповторимость. Ведь каждый спектакль отличается от предыдущего, даже если в нем одни и те же исполнители. А если мы не записали постановку, то никто и никогда ее больше не увидит. В этом тоже есть что-то чарующее – быть свидетелем неповторимого. Одним из видов театра является балет. Он (а если шире, танцы вообще) проникают во все виды театрального искусства – оперу, оперетту, даже драму, ну и, конечно, собственно балетные спектакли. Поэтому мы предлагаем вам познакомиться сегодня именно с балетом.
История балета уходит далеко вглубь веков – во Францию, ко двору Людовика XIV. Балет своим происхождением обязан браку флорентийской аристократки Екатерины Медичи и французского короля Генриха II. Этот союз, заключенный в 1533 году, объединил любовь итальянцев к колоритным зрелищам и идею французов о том, что человек может достичь совершенства. Придворные зрелища того времени, включавшие демонстрацию всевозможных физических умений – выступления акробатов, мимов, фокусников, конные трюки – постепенно начали приобретать все более утонченный характер. Прошло сто лет, сменились три короля, и двор Людовика XIV поистине стал золотой колыбелью классического танца. Во времена его правления эта форма искусства всячески культивировалась, поощрялась, взращивалась и впервые была систематизирована – а все благодаря королю, для которого танец был и увлечением, и инструментом власти. Танцевали в нем первоначально мужчины, даже женские роли. Хотя благородные дамы иногда тоже участвовали в балетах Людовика, профессиональные танцовщицы появились на балетной сцене лишь в 1681 году. Изменила значение женских партий в балете Мария Тальони, поставив танцовщиц на пуанты. И вот результат: в 20 веке великий Баланчин говорит: "Балет – это женщина". Только в середине прошлого столетия появились значительные мужские партии, во многом благодаря советскому балету.
"Балеты могут быть похожи на воздушное безе, старого друга, винтажное вино, великую любовь, грандиозный банкет, духовную пищу и неразрешимую загадку. Некоторые (у каждого свой список таких балетов) напоминают докучных родственников, с которыми вы встречаетесь только на семейных сборищах: о нет, вот они опять, ну ладно, что уж делать, можно и узнать, как у них нынче дела. А есть балеты, присутствие которых в жизни необходимо. Ну что за декабрь без "Щелкунчика"? Это такая же любимая и неотъемлемая примета декабря, как "Мессия" Генделя и "Рождественская песнь" Диккенса". (Л. Джекобс).

Помните у Пушкина в "Евгении Онегине":
Блистательна, полувоздушна,
Смычку волшебному послушна,
Толпою нимф окружена,
Стоит Истомина; она,
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет
И быстрой ножкой ножку бьет.

Эти строки посвящены известной балерине 19 века Авдотье Истоминой. Она была спутницей юности А.С. Пушкина, той богемной подругой, талантливой, искромётной, воспоминания о которой согревают в трудные, тоскливые минуты жизненных неудач. Что скрывать, балерины всегда привлекали внимание мужчин, какой бы ранг эти мужчины не имели. Но мы предлагаем вам познакомиться с женским взглядом на балет и танец.
К счастью, многие выдающиеся русские балерины оставили свои воспоминания, о них мы вам и расскажем.
Но начнем совсем с другой книги.

Лора Джекобс "Небесные создания. Как смотреть и понимать балет".
Лора сама занималась балетом, но больших высот не достигла. Но только за эту книгу балет должен ей быть благодарен.
Эта книга – не учебник по истории балета, да в этом и нет необходимости. Об истории балета написано уже много всего и, несомненно, будет еще больше. Эта книга о таинстве балета, о его внутреннем устройстве, начиная с балетных позиций и элементов. В ней много исторической информации, есть некоторый анализ отдельных спектаклей. Отдельная глава посвящена классическим балетам П. И. Чайковского. Высоко оценен русский балет. Рассказано и рангах, существующих в балете. Оказывается, не каждая танцовщица имеет право называться балериной, а только достигшая некоторого положения. Только не попадитесь в ловушку, которую попалась я. Так сложилось, что на следующий день после прочтения книги я смотрела спектакль "Дон Кихот" – один из лучших в нашем театре. Но я все время пыталась расчленить его – вот это арабеск, это па-де-труа, а это часть вариации – адажио. Целостность восприятия пропадала. Так что имейте это в виду, читая эту замечательную книгу.

Матильда Кшесинская "Воспоминания".
Матильда Кшесинская, знаменитая балерина конца XIX – начала XX века.
Считала себя единственной достойной звания прима-балерины Императорского театра, великой танцовщицей. Специалисты, правда, не очень поддерживают это мнение. Но она имела лирические отношения с наследником престола Николаем Александровичем, великими князьями Сергеем Михайловичем и Андреем Владимировичем, за последнего и вышла замуж уже в эмиграции, и активно пользовалась этими отношениями для своей выгоды, что и не скрывает в своих воспоминаниях. Но вы не найдете интимных подробностей, разве что между строк. Воспоминания, записанные Матильдой уже в восьмидесятилетнем возрасте, рассказывают преимущественно о балетах, в которых она танцевала, о торжественных спектаклях, костюмах, вечеринках с членами императорской фамилии и не только, и совсем немного об интригах за кулисами. При этом видно, что она изо всех сил старается не упоминать конкретных лиц, но обида все-таки прорывается. Исторические события в годы ее жизни проходят фоном. Но в целом прочитать эту книгу будет интересно.

Тамара Карсавина "Театральная улица".
Она поэтично вошла в число балерин, которые были названы Сергеем Лифарем "тремя грациями русского балета", и по праву встала в один ряд с великой Анной Павловой, Ольгой Спесивцевой, заняв свое место среди них.
Она прожила долгую жизнь, звезда "Русский сезонов" С. Дягилева, муза Михаила Фокина и партнерша Вацлава Нижинского. Ее называли воплощением женской красоты Серебряного века, ей посвящали стихи Ахматова, Гумилев и Кузмин, ее портреты писали лучшие художники того времени – Серов, Бакст, Сомов, Добужинский.
Тамара Карсавина родилась в семье танцовщика, солиста Мариинского театра. В свое время Платон Константинович Карсавин был учеником самого мэтра, Мариуса Петипа, и неизменным участником его спектаклей. В своих замечательных и очень талантливо написанных мемуарах Карсавина рассказывает о том времени и людях, с которыми она общалась. Она назвала свои мемуары "Театральная улица" (ведь именно на этой улице располагались Мариинский театр и Императорское балетное училище) и писала их где-то между Парижем и Лондоном, когда была уже известной балериной. Вся жизнь, связанная с Россией и императорским театром, была уже позади, жестко прерванная Октябрьской революцией. Карсавина вспоминала: "Балет изобиловал талантами. Восхитительная Трефилова, изысканная Павлова, остроумная любимица публики Преображенская, одухотворенный, законченный мастер – Матильда Феликсовна Кшесинская, Серова, пересекавшая в три прыжка мариинскую сцену, чудесная, обаятельнейшая Мария Петипа", это те, кто блистал, когда юная Тамара была зачислена в кордебалет. Чувствуете настрой мемуаров – ни о ком не сказать плохого слова – редкое качество для артистического мира. Отдельная глава посвящена Сергею Дягилеву – великому импресарио и пропагандисту русского балета, наполненная восхищением и грустью. Воспоминания Карсавиной по стечению обстоятельств были закончены в день смерти Дягилева.

Как песню слагаешь ты легкий танец, о славе он нам сказал,
На бледных щеках розовеет румянец, темней и темней глаза.
И с каждой минутой все больше пленных, забывших свое бытие,
И клонится снова в звуках блаженных гибкое тело твое.
Анна Ахматова – Карсавиной

Майя Плисецкая "Я – Майя Плисецкая".
То, что Майя Плисецкая гениальная балерина вы сможете увидеть сами, стоит лишь посмотреть в ее исполнении Кармен и другую танцовщицу в этой же роли. Но вот характер у нее говорят, был не сахар. Причем говорят все, и друзья, и враги. Что повлияло на его формирование – трудное детство, тяжелая учеба или еще что, сложно сказать. Но книга получилась довольно-таки злая, с перемыванием косточек многих, а особенно с ненавистью к Советской власти. Плисецкая была сконцентрирована на себе и своём творчестве, как всякий гений и довольно хладнокровна к окружающим. Сама она писала, что не любит добрых, так как они чаще всего бывают глупыми. Но была способна и на добрые поступки, об этом вспоминает Е. Максимова в следующей книге нашего обзора. В книге много балета, а собственно для нас это самое важное.

Екатерина Максимова "Мадам «Нет!»".
Об этой книге не скажешь лучше, чем написал муж и партнер по балету Екатерины Владимир Васильев: "Каждая страница мне приносила радость открытия души самой Кати – такой замкнутой внешне от незнакомых ей людей и такой дорогой, любимой для друзей и огромного количества зрителей, видевших ее на сцене и на экране. Но там-то они восхищались ее героинями, вросшими в нее саму. А какова она в жизни, на самом деле? Я не поклонник вторжения в частную жизнь великих людей. Наоборот. Бывало, узнавание новых, ранее неизвестных мне качеств и поступков знаменитых писателей, актеров, музыкантов и так далее, темные штрихи к их портретам, таким ясным, чистым, талантливым, заставляли меня самого пересматривать свое отношение к их творчеству. Но каждый раз любого из нас так и тянет узнать как можно больше о жизни известных людей, что называется, "за кадром".
Это книга о балете в целом – спектаклях, учителях, партнерах. О тяжелых и счастливых временах жизни, но в отличие от многих мемуаров (для меня это самое ценное в такого рода литературе) она добрая, несмотря на нанесенные обиды. Как написала во вступлении сама Екатерина Максимова:
"Жизнь артиста многим представляется необыкновенной, прекрасной и беспечальной. Да, мгновения подлинного счастья я испытывала не раз, но ведь были и неудачи, и ошибки, и разочарования, и боль от предательства.
Все это не могу выбросить из своей жизни, не могу ни от чего отказаться. Но и не собираюсь сводить счеты, обвинять и разоблачать: когда у меня отношения с кем-то не складываются, я не пытаюсь их выяснять, но отхожу от такого человека – пусть живет своей жизнью. Меня вовсе не обязаны все любить! Кто меня знает – тот знает, а кто не знает – тем не буду ничего доказывать или навязывать.
И здесь я лишь попробую рассказать, как жизнь привела меня к пониманию самого важного, самого главного. Мое счастье – в том, чтобы жить, любить, быть здоровой, иметь настоящих друзей и то дело, которому отдаешь душу".

Юрий Коротков "Виллисы".
Закончим обзор книгой о балете, но художественной. В свое время, опубликованная в журнале "Аврора", она произвела на меня неизгладимое впечатление. Виллисы – это персонажи балета "Жизель" – молодые обманутые девушки, умершие от горя до свадьбы. По ночам они поднимаются из могил и горе мужчинам, встретившимся им – их ждет мучительная смерть. Собственно и Жизель становится виллисой. Но в книге никто не умирает, разве что мечты. Она о хореографическом училище и юных танцовщицах, посвятивших уже себя балету. И горе тому, кто встанет у них на пути. Но вот есть вещи, не подвластные человеку – изменение физического тела, например, и это становится непреодолимой преградой. Мир балета жесток. А стоит ли он всех жертв?
Книга издавалась и под названием не менее говорящим – "Танцующие призраки".

Список литературы:
Джейкобс Л. Небесные создания: как смотреть и понимать балет / Пер. с англ. – Москва: АСТ, 2019. – 240 с.: ил.
Карсавина т. Театральная улица / Пер. с англ. – Москва: Центрполиграф, 2012. – 260 с.
Коротков Ю. Виллисы (Танцующие призраки). – Москва: Астрель, 2012. – 214 с.
Кшесинская М. Воспоминания. – Москва: Центрполиграф, 2017. – 460 с.
Максимова Е. Мадам «Нет!». – Москва: АСТ, 2020. – 510 с.: ил.
Плисецкая М. Я – Майя Плисецкая. – Москва: АСТ, 2008. – 592 с.: ил.